Старо-Пановская операция 1942


20 июля 1942
 началась одна из частных операций Ленинградского фронта — Старо-Пановская. Примерная линия фронта летом 1942 и район Старо-Пановской операции.

Обстановка

После стабилизации фронта окружения Ленинграда в сентябре 1941 в районе станции Лигово и города Урицк не было серьезных боев. Несмотря на то что здесь немцы ближе всего подошли к городу (6 км до Кировского завода), дальнейших попыток прорваться они не предпринимали: возможно, во избежание невыгодных для них уличных боев, а может быть просто потому что все силы были брошены на Пулковские высоты. Так или иначе, последний серьезный бой здесь состоялся 17 сентября, а потом почти год, до июля 1942, продолжалась вялотекущая окопная война, которую немцы по аналогии с блицкригом называли «зицкриг». Активные действия не велись по многим причинам: бойцы Ленфронта еще не полностью восстановили силы после блокадной зимы. Немцы все что могли перебросили с этого участка на другие направления. Оставшиеся части с обеих сторон были немногочисленны и в основном заботились об обороне. Но командование Ленфронта это не устраивало. Блокаду рано или поздно надо будет прорывать. Для этого придется вести наступление с решительными целями. Но опыта таких действий не имели ни войска, ни их командиры. Знали только жесткую оборону и дальнейшую «сидячую войну». Надо было учиться… Но как и у кого ? Кто скажет, как правильно наступать, если никто реально этого пока не делал ? Поэтому генерал Говоров организовал летом 42 года ряд частных операций, формальной целью которых было локальное улучшение оборонительных позиций. Главной же задачей была проверка готовности войск к наступательным действиям и приобретение опыта наступления командирами всех уровней. Такими операциями, в частности, являлись Старопановская и Ям-ижорская. Рассмотрим подробно первую — Старопановскую. Приказом командующего 42 армии генерал-лейтенанта Николаева от 16 июля 1942 года была поставлена задача: «42 Армия, прочно обороняя занимаемый рубеж, атакует противника на фронте — КРАСНОСЕЛЬСКОЕ ШОССЕ, Хутор 750 м западнее НОВО-КОЙРОВО, с задачей: уничтожить части 58 пд противника и овладеть восточной частью СТАРО-ПАНОВО, вынеся передний край обороны наших частей на восточный берег р. ДУДЕРГОФКА».

Силы сторон

Для наступления были назначены 85-я стрелковая дивизия (бывшая 2-я дивизия народного ополчения) и 1-я Краснознаменная танковая бригада. 21-я дивизия НКВД держала оборону в секторе от Финского Залива до Витебской железной дороги. В полосе наступления (южнее железной дороги на Петергоф) позиции занимал ее 24-й полк — он тоже участвовал в операции. Артиллерия: до 15 дивизионов из разных артполков (в том числе 3 тяжелых армейских дивизиона), гвардейский минометный полк и 20 орудий усиления групп от ИПТАП`ов. Танковая бригада имела около 50 КВ и Т-34. Плюс 72-й отдельный дивизион бронепоездов (бепо «Балтиец» и «За Родину») и 2-й отдельный бронебатальон (22 БА-10). По блокадным меркам неплохо. Авиация имела истребителей — 49, штурмовиков — 24, бомбардировщиков — 18, корректировщик — 1. Кто же противостоял нашим войскам ? Командующий армией называет 58-ю пехотную дивизию. Действительно, именно эта дивизия в сентябре 1941 вышла на данный рубеж, и держала здесь оборону еще полгода. Но в феврале 1942 ее бросили в район Любани, воевать со 2-й Ударной армией. А окопы от Финского Залива до Лиговского канала заняла так называемая «группа Эккельна» — примерно равное бригаде соединение, состоявшее из двух латвийских полицейских батальонов, голландского, бельгийского и норвежского легионов СС. То что под удар попали именно они, подтверждает дневник Гальдера от 20 июля: Внезапная атака под Ленинградом из района Урицка при поддержке 50 танков против группы Еккельна Судя по всему, наша разведка так и не вскрыла смену частей на фронте — а немецкая, в свою очередь, проморгала нашу подготовку к наступлению. Никто не совершенен…

Первый этап операции (20-25 июля)

Начало операции было многообещающим. При мощной артиллерийской и даже авиационной поддержке 85-я дивизия к 18:00 освободила Старо-Паново, вышла к Дудергофке и закрепилась на ней, полностью выполнив приказ. Более того, один из батальонов на плечах противника ворвался на юго-восточную часть г.Урицка. Вот к этому наше руководство оказалось не готово. Поддержать вырвавшихся вперед бойцов оказалось нечем (несмотря на немалые вроде бы силы), и по приказу командира дивизии Лебединского вечером они оставили Урицк. 0x01 graphic Формально приказ на операцию был выполнен. Но на другой день разгорелся аппетит у командарма-42. Согласно новому приказу: «с утра 22.07.42 г. всеми силами 21-й и 85-й сд, действуя с востока и юга, уничтожить противника в УРИЦКЕ и закрепить его за собой». Генерал Николаев был наверное не худшим командармом в РККА. Но опыта наступления и у него не было, и разницу между внезапным ударом на тихом до того участке фронта, и повторным залезанием в разворошенный муравейник он почему-то не учел. Сколько немцев противостояло нашим утром 20-го ? Как уже было сказано, фронт от Финского Залива до Лиговского канала занимали 5 батальонов латышей и прочих голландцев. То есть на направлении нашего удара был один, максимум два батальона. Против полной советской дивизии с танками. Поэтому первый удар и был удачным. Но немедленного развить успех умения не хватило. А за двое суток немцы разобрались в ситуации и подтянули резервы. В частности, из 16-й армии прибыла 215-я дивизия, ранее участвовавшая в окружении 2-й ударной армии. Теперь она готовила контрудар, а советское командование (потеряв как внезапность, так и превосходство в силах) все еще мечтало о дальнейшем наступлении. 23-24 июля наши части продвинулись еще на полкилометра, захватив окраину Урицка, станцию Лигово и железнодорожную «дугу» южнее нее. Противник подтянул артиллерию и даже бронепоезда и встречал наши атаки огнем «вплоть до ураганного». К исходу 25 июля немецкими контратаками наши войска были выбиты с окраины Урицка. Противнику за дни боев с 20 по 24 июля 1942 года был нанесен большой урон: уничтожено до 1500 солдат и офицеров, взято в плен 27 человек, из них 1 офицер. Захвачено: 5 орудий, 8 минометов, 9 крупнокалиберных пулеметов, 17 станковых пулеметов, 23 ручных пулемета, 12 автоматов, 3 противотанковых ружья, 250 снарядов, 16 ящиков мин и т.д. Уничтожено: орудий ПТО — 19, артбатарей — 2, минбатарей — 3, отдельных орудий — 5. минометов — 16, станковых пулеметов — 23, ручных пулеметов — 18, складов с боеприпасами — 4, складов с горючим — 2, дзот — 29, землянок и блиндажей — 16, автомашин — 6, НП — 7, уничтожено домов с пехотой — 8, сожжено 25 домов, сбито 2 немецких самолета. Второй этап операции (26-31 июля) Тем временем сам командующий Ленфронтом 23 июля приказывает: «Немедленно и самым решительным образом привести части в порядок, укомплектовать командным и рядовым составом, упорядочить учет и организовать прочное управление войсками… подготовить овладение 26.07.42 г. УРИЦКОМ». Год этот Урицк не был никому нужен. А сейчас, что называется, нашла коса на камень.

Пополнение и приведение войск в порядок затянулось до 30 июня. В этот день была сделана вторая попытка взять Урицк. Операция была задумана интересно, даже хитро: войска двигались тремя последовательными эшелонами, выделялись специальные штурмовые группы (по 60-65 чел) усиленные огнеметами, саперами и даже танками. Но времени для освоения всех этих хитростей не было. Необстрелянные солдаты из пополнения командиров-то своих в лицо запомнить не успели, где уж там обучаться штурмовым премудростям. Плохо была проведена рекогносцировка, отсутствовала постановка задач на местности. Все это привело к тому, что некоторые подразделения к началу наступления, после артподготовки, даже не нашли и не заняли своих исходных рубежей для атаки (163-й стрелковый полк 85-й стрелковой дивизии). Опоздавшие отряды перепутались, командование полков (например, 103-й стрелковый полк, командир подполковник Воронин) фактически не могло руководить боем подразделений, не зная, где они находятся. Наступавшие подразделения не смогли преодолеть огневого сопротивления противника, сосредоточенного по узким проходам минных полей, и несли большие потери. Залегшая пехота подвергалась сосредоточенному артиллерийскому и минометному обстрелу из Ивановских оврагов, Стрельны, пос. Володарского, Сосновой Поляны и Финского Койрово. Танки 1-й танковой бригады, выйдя на рубеж Урицкого канала, не смогли его преодолеть, вели огонь с места, маневрируя, и несли потери. К концу дня сгорело два КВ, три Т-34, один Т-34 подорвался на минах. Второй день боя, 31 июля 1942 года, также успеха не дал, и по приказу штаба армии с 5.00 войска начали отход на исходные позиции. В ходе постепенно затухающих боев 2-9 августа линия фронта стабилизировалась по восточному берегу Дудергофки — т.е. там где ей полагалось быть согласно изначальному приказу.

Итоги.

Операция была признана частично удавшейся, но командир и комиссар 85-й дивизии были сняты с должностей. Видимо, в основном им попало за жуткую неразбериху при наступлении на втором этапе (30-31.07). Ниже приводится приказ Говорова «Об итогах операции» — вещи там сказаны действительно нелицеприятные, и, наверное, справедливые. Кстати, по итогам дальнейших операций (Ям-Ижорской, Ивановской) командующий Ленфронтом снова и снова выпускал подобные приказы, где в очередной раз указывал на выявленные недостатки. Понятно что такие «выволочки» нижестоящим командирам не нравились, и Говорова даже прозвали «аптекарем» — суется, типа, со своими рецептами… Но так или иначе, эти приказы позволяли постепенно изживать хотя бы самые очевидные недостатки — каждая следующая операция была хоть в чем-то успешнее предыдущей. Конечно, все вышесказанное не значит что сам Говоров и командарм-14 Николаев были без греха. Идея продолжить наступление на Урицк после двухдневной паузы, без наращивания и перегруппировки сил, явно не была здравой. Но в дальнейшем таких ошибок вроде бы не допускалось. Урок пошел впрок. И наконец, о цели операции. Источники не очень разбирающиеся в вопросе говорят аж о попытке прорыва блокады. Не удосужившись посмотреть нам карту — удар на юго-запад, и только одной дивизией, никак не мог прорвать кольцо окружения. Большинство других авторов, блюдя советскую традицию, поют о несметных вражьих силах, которые мы «отвлекли» и «сковали». В реальности, ценой растрёпанной 85 сд, была «отвлечена» одна 215 дивизия из той же ГА «Север». Баш на баш. В общем-то единственным результатом операции было микроскопическое улучшение позиций… и бесценный опыт. Регулярно причиной наших неудач было неумение быстро стянуть силы к месту прорыва. Немцы эту премудрость освоили еще в Первую Мировую и с тех пор не забыли. В результате при планировании многих операций командиры РККА выделяли силы «в час по чайной ложке» — недостаточно, чтобы быстро развить первый успех. А немцы, наоборот, оперативно подтягивали свои подкрепления… Так сорвались 2-е наступление на Сольцы, Петергофский, Стрельненские и Шлиссельбургские десанты, высадка на Невский пятачок и захват о. Соммерс. Поэтому же не состоялось и взятие Урицка. Но опыт не пропал даром: через полгода для операции «Искра» были стянуты все силы, которые только можно. Даже применение немцами новейших танков «Тигр» не смогло сорвать операцию. У советского командования теперь было чем парировать всяческие неожиданности. И этому оно научилось в том числе и в «незнаменитых» боях под Старо-Паново…

Олег Красильников