Воспоминания подполковника в отставке

Головачева Василия Никаноровича,
корреспондента газеты «Вестник ветерана»

Первые месяцы войны

В июне 1941 года я окончил ленинградскую десятилетку, мне исполнилось только 17 лет. Военный комиссариат направил меня в Ленинградское военное училище инструментальной разведки зенитной артиллерии. Там требовалось основательное знание математики и физики. Поступить в это училище было мечтой молодёжи. В июле курсантов отправили в лагерь Верхнего озера в Дудергоф, напротив железнодорожной станции (ныне посёлок Можайский). Там ускоренно учились военному делу.

В те дни немцы напористо шли к Ленинграду. Их самолёты пытались прорваться к городу. Тогда с Гореловского аэродрома наши «ястребки» поднимались наперерез стервятникам. Над головами курсантов часто разгорались воздушные схватки. Сигнал «воздушная тревога» даже не прервал хода военной присяги, которую давали молодые курсанты. Дежурные подразделения курсантов часто по тревоге отправлялись для прочёсывания местности от вражеских диверсантов и лазутчиков. После учебных занятий рыли окопы для обороны Красного Села.

В конце августа курсантов подняли по тревоге ночью, с остатками продовольствия отправили в Ленинград. Помню отъезд на машинах из лагеря. Я сидел в кузове сзади, видел, как над Красным Селом низко кружили немецкие «Юнкерсы – 87». Ехали по Нарвской дороге. У Лигово курсанты видели, как на бой с врагом отправлялись ополченцы, а по сторонам шоссе женщины рыли окопы.

Училище вывезли в Сибирь. Оттуда после ускоренной подготовки выпустили нас в звании лейтенантов. Меня направили на Московский фронт в войска противовоздушной обороны. 18-летним лейтенантом я принял командование взводом. В нем были бойцы, у которых сыновья на других фронтах командовали ротами.

Война закончилась для меня участием в грандиозном салюте Победы, когда в столице прогремели залпы из 1000 орудий, а небо над Москвой озарилось лучами сотен прожекторов.