02.01.1915 — 21.09.1941

Родился 02.01.1915 г. в г. Гжатск Смоленской области. Окончил 3 курса полиграфического техникума (1935), наборщик. Окончил Ейское военно-морское авиационное училище (1937), служил в нем инструктором по технике пилотирования.

С сентября 1938 г. в авиации КБФ. Участник советско-финляндской войны.
21 апреля 1940 года награжден орденом Красного Знамени.

21 сентября 1941 года на самолете И-153 лейтенант Гаврилов вылетел на выполнение боевого задания и не вернулся.
Из письма жительницы Урицка Петровой Веры Михайловны, проживавшей в начале войны на Герлемановской улице, в адрес сестры погибшего летчика Виктора Гаврилова: «В 1941 году мы жили в Лигове, это в 13 км от Ленинграда. Здесь был самый амфитеатр военных действий. Немец пришел 14/IX-41 г. и тогда в Лигово полетели снаряды из Кронштадта, Петергофа и Ленинграда, а также с Финского залива. На наших глазах сгорел весь город. Мы жили в окопах, а в минуты затишья выходили подышать. У меня тогда было двое детей, четырехлетняя и годовалая (грудная). Однажды, это было во второй половине сентября, днем в воздухе над нами завязался бой. Как стая стервятников на голубка налетели, проклятые, на одного. Он мужественно отбивался, мы смотрели затаив дыхание, ожидая чуда. Но чудес не бывает и бедняга упал в нескольких шагах от нашего дома. Я до сих пор очень ярко помню небольшую кучку обломков, клочья голубой клеенки, поникшая голова летчика и белая, как алебастр, правая рука. Лица было не видно. Я очень боялась, что немцы не разрешат нам похоронить летчика, но они забрали документы, пистолет и кожаную куртку, а хоронить разрешили. Мы похоронили Виктора тут же у дома, прямо в огороде нашего соседа Васи Павлова на Герлемановской улице. Убрали всю могилу живыми цветами.» До прихода немцев Вера Михайловна успела посмотреть документы летчика, фамилию, имя и отчество, год и место рождения.
Из другого письма: «… в прошлом моем письме мне не удалось нарисовать ясную картину боя. Вероятно оттого, что я очень волнуюсь, когда вновь и вновь вспоминаю и переживаю те дни и ту ужасную картину. Почему я так близко приняла к сердцу смерть Виктора? Да потому, что это была первая жертва, первая смерть, увиденная мною в ту войну. Как и все воздушные бои, этот бой завязался над нами внезапно, я даже не могу точно вспомнить, откуда они все прилетели, т.е. с какой стороны: от Ленинграда или от Петергофа. Помню только, что фашисты, как стервятники, налетели четверо на одного. Он очень ловко и мужественно отбивался, увертывался, два вражеских самолета упали, один, помню, волоча за собой горящий хвост. Затем упал Виктор и мы все бросились к нему, ведь у нас была надежда, а вдруг летчик еще жив. Поэтому я не могу точно сказать куда и в каком состоянии улетели остальные два вражеских самолета.»

Имя летчика увековечено на мемориале Борки.