Виктор Ионов: Могила летчика Гаврилова

Статья руководителя Поисковой историко-патриотической общественной организации Санкт-Петербурга «Рубеж — 2» Виктора Ионова

Я давно живу в Красносельском районе и каждый раз, проходя по улице Добровольцев, невольно обращал внимание на газон у дома 62. Там девять огромных старых берез стоят кругом, а в центре круга лежит простой камень. Старожилы Лигова-Урицка вспоминали, что это могила летчика, сбитого немцами в самом начале боев за Ленинград. Но кем был этот летчик, никто уже вспомнить не мог.

Но кто же из славных «ястребков» был сбит тогда над Урицком и похоронен у дома 62 по улице Добровольцев? При работе с нашими и зарубежными архивами удалось только обнаружить фотографию нашего сбитого истребителя, упавшего на юго-западе Урицка.

Долгое время мы считали, что это могила майора Шалимова. Но летал он на штурмовике.

В 1965 году прах Героя Советского Союза, кавалера орденов Ленина, ордена Красной Звезды и двух орденов Красного Знамени гвардии майора Шалимова был перенесен в могилу на Красненьком кладбище, вырытую рядом с памятником воинам, погибшим в боях за Урицк. А ведь Рабочий проспект – это нынешний проспект Народного Ополчения, недалеко от которого и стоят кругом девять берез… А как называлась до войны улица Добровольцев? Герлимановская! В сети интернет нашлась информация: «…могила у дома №10 по Герлемановской улице в г. Урицк — похоронен летчик морской авиации лейтенант Гаврилов Виктор Михайлович — 21.09.41 г». Однако по данным Центрального бюро учета потерь ВВС Краснознаменного Балтийского Флота заместитель командира 4-й авиационной эскадрильи 71-го авиаполка лейтенант Гаврилов Виктор Михайлович не вернулся с боевого задания 20.09.1941 и считается пропавшим без вести. В журнале учета боевой работы авиаполка сказано, что 19 сентября 1941 г на самолете И-153 лейтенант Гаврилов вылетел на выполнение боевого задания и не вернулся.

Запрос в город Гжатск, ныне – Гагарин дал исчерпывающие сведения. Оказалось, что жива племянница летчика, которая переслала поисковикам хранящиеся в их семье документы. Это письма жительницы Урицка Петровой Веры Михайловны, проживавшей в начале войны на Герлемановской улице, в адрес сестры погибшего летчика Виктора Гаврилова. Я не могу не привести их практически полностью.

Из первого письма: «В 1941 году мы жили в Лигове, это в 13 км от Ленинграда. Здесь был самый амфитеатр военных действий. Немец пришел 14/IX-41 г. и тогда в Лигово полетели снаряды из Кронштадта, Петергофа и Ленинграда, а также с Финского залива. На наших глазах сгорел весь город. Мы жили в окопах, а в минуты затишья выходили подышать. У меня тогда было двое детей, четырехлетняя и годовалая (грудная). Однажды, это было во второй половине сентября, днем в воздухе над нами завязался бой. Как стая стервятников на голубка налетели, проклятые, на одного. Он мужественно отбивался, мы смотрели затаив дыхание, ожидая чуда. Но чудес не бывает и бедняга упал в нескольких шагах от нашего дома. Я до сих пор очень ярко помню небольшую кучку обломков, клочья голубой клеенки, поникшая голова летчика и белая, как алебастр, правая рука. Лица было не видно. Я очень боялась, что немцы не разрешат нам похоронить летчика, но они забрали документы, пистолет и кожаную куртку, а хоронить разрешили. Мы похоронили Виктора тут же у дома, прямо в огороде нашего соседа Васи Павлова на Герлемановской улице. Убрали всю могилу живыми цветами. Если помните, какая тогда поздняя осень была, цветы стояли долго». Рядом с погибшим летчиком лежала морская фуражка. До прихода немцев Вера Михайловна успела посмотреть документы летчика, фамилию, имя и отчество, год и место рождения. Правда, после войны она не сразу обратилась в военные архивы, не до того было. Но в памяти хранила фамилию летчика. И незадолго до 20-летия Победы пришел ответ из УК ВМФ с адресом сестры лейтенанта Гаврилова.

Из другого письма: «… в прошлом моем письме мне не удалось нарисовать ясную картину боя. Вероятно оттого, что я очень волнуюсь, когда вновь и вновь вспоминаю и переживаю те дни и ту ужасную картину. Почему я так близко приняла к сердцу смерть Виктора? Да потому, что это была первая жертва, первая смерть, увиденная мною в ту войну. Как и все воздушные бои, этот бой завязался над нами внезапно, я даже не могу точно вспомнить, откуда они все прилетели, т.е. с какой стороны: от Ленинграда или от Петергофа. Помню только, что фашисты, как стервятники, налетели четверо на одного. Он очень ловко и мужественно отбивался, увертывался, два вражеских самолета упали, один, помню, волоча за собой горящий хвост. Затем упал Виктор и мы все бросились к нему, ведь у нас была надежда, а вдруг летчик еще жив. Поэтому я не могу точно сказать куда и в каком состоянии улетели остальные два вражеских самолета.»

Последнее письмо датировано маем 1985 года. «… я изредка навещаю могилу Вашего брата, вернее – братскую могилу, где Виктор перезахоронен. Последний раз была в Лигове (теперь это уже р-н Ленинграда) 9 мая с.г. Могила утопала в цветах: тут были и венки, и горшки, и банки и просто букеты. Кладбища уже нет, снесли. Рядом к/театр, вокруг могилы скамейки, где сидели старики. И люди все подходили и подходили с цветами. Мне стало очень грустно, в памяти ярко встает картина боя и гибель Виктора».

После прочтения этих писем отпадают все сомнения. Именно здесь, в круге из девяти берез место гибели летчика-истребителя КБФ, кавалера ордена Красного Знамени лейтенанта Гаврилова Виктора Михайловича. И наш поисковый отряд приложит все силы, чтобы это место было отмечено достойным памятным знаком. А имя летчика должно быть увековечено на плитах воинского мемориала у проспекта Ветеранов в Лигово.

Метки: нет меток

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *